+7 (495) 646-16-33

    [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]
    Оставляя заявку, вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

      [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]

        [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]

          [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]

            [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]

              [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]

                [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]

                  [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]

                    [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]

                      [dynamictext dynamicname "CF7_URL"]
                      Оставляя заявку, вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных
                      Валерия Васильевна Бондаренко

                      Врач-дерматовенеролог, физиотерапевт, руководитель Центра повышения квалификации сети клиник "ЛИНЛАЙН"

                      Валерия Васильевна Бондаренко

                      Комплексный подход к коррекции послеродовых изменений тканей в области передней брюшной стенки с помощью процедуры RSL-скульптурирование

                      В статье речь пойдет о коррекции послеродовых стрий, локальных жировых отложений, целлюлита и диастаза прямых мышц живота процедурой RSL-скульптурирование.

                      Во время беременности в результате гормональной, иммунологической и метаболической перестройки организма наступают изменения во многих органах, в том числе в самом большом органе — коже. Наиболее заметны эти изменения в области тех участков кожи, которые подвергаются перерастяжению, в частности в области передней брюшной стенки. К самым распространенным кожным проявлениям, которые наблюдаются примерно у 50–90 % беременных женщин, относятся стрии. У беременных даже с нормальной массой тела на фоне гормональных перестроек происходят метаболические сдвиги, сходные с таковыми при ожирении, они выражаются в увеличении веса, развитии инсулинорезистентности и хронического воспаления в подкожно-жировой клетчатке. Увеличение массы тела матери происходит в основном за счет перераспределения жировых отложений с преимущественной локализацией в абдоминальной области, которые сохраняются в этой области и после родов. Нарушение микроциркуляции на фоне гипертрофии подкожно-жировой клетчатки в зоне передней и боковых поверхностей брюшной стенки приводит к формированию целлюлита. В процессе беременности также отмечается значительное увеличение матки в размерах, повышение внутрибрюшного давления и увеличение растяжимости тканей из-за ферментативных и гормональных изменений. Перечисленные физиологические изменения ослабляют переднюю брюшную стенку и способствуют формированию диастаза прямых мышц живота. Стрии, локальные жировые отложения, целлюлит и диастаз прямых мышц живота не исчезают после родов и становятся причинами психоэмоционального стресса у женщин из-за неуверенности в себе. Все вышеперечисленное определяет интерес к проблеме использования в раннем послеродовом периоде безопасных и при этом эффективных методов коррекции тела. К такому методу относится процедура RSL-скульптурирование. Она сочетает в себе воздействие виброкомпрессии сферами и красного света с длиной волны 650 нм (LED-терапия). Благодаря воздействию сразу нескольких физических факторов с доказанной эффективностью в тканях запускаются процессы, оказывающие благотворное влияние на состояние кожи, подкожно-жировой клетчатки и мышц. К преимуществам процедуры относятся физиологичность, отсутствие ограничений контакта матери с ребенком на фоне проводимых процедур, возможность широкого применения на фоне лактации из-за отсутствия негативного влияния на организм ребенка, хорошая совместимость с другими лечебными средствами и возможность использования физических факторов в различных терапевтических комплексах, безболезненность, отсутствие токсичности и аллергических реакций.

                      Изменения кожи при беременности

                      Стрии – это атрофия кожи в виде запавших волнистых полос различного диаметра, локализующихся преимущественно в местах наибольшего растяжения кожи. Стрии формируются во время беременности на фоне гормонального дисбаланса1. Считается, что в патогенезе стрий одним из наиболее существенных факторов является снижение выработки фибробластами коллагена и эластина при сохранении способности синтезировать металлопротеазы (коллагеназу, эластазу)2. В месте формирования стрий преобладают фиброкласты, которые синтезируют ферменты, разрушающие коллаген и эластин – белки, поддерживающие прочность кожи3. В результате при перерастяжении кожи, вызванной одной из вышеперечисленных причин, происходит разрыв, разрушение сетчатого слоя дермы при сохранении эпидермиса. При этом повреждению подвергаются сосуды, коллагеновые и эластические волокна. Любое повреждение тканей на начальных этапах приводит к миграции в очаг повреждения макрофагов под действием хемоаттрактантов (TGf-β, PDGf, CXCl4, лейкотриен В4 и IL-1), выделяемых в зоне травмы сосудов4. Результаты гистологических исследований кожи в области стрий показали, что на начальной стадии эпидермис почти не изменен, дерма отечна, с периваскулярными лимфоцитарными скоплениями, указывающими на наличие локального воспаления5. С течением времени начинают наблюдаться признаки атрофии эпидермиса в виде его истончения и дермы – в виде сглаживания сосочков6. Нарушение сети эластиновых волокон приводит к тому, что кожа становится значительно менее эластичной. Коллагеновые волокна также претерпевают изменения и визуализируются в виде плотных упакованных участков коллагеновых пучков, расположенных горизонтально относительно поверхности кожи7. Постепенно количество клеточных элементов в области стрий уменьшается, и при проведении процедур, направленных на их коррекцию, становится сложнее добиться выраженного положительного результата. Поэтому чем раньше начаты мероприятия по коррекции стрий, тем выраженнее будет результат8, 9.

                      Интерстициальная жидкость является наиболее распространенной внеклеточной жидкостью, объем которой в 4 раза больше по сравнению с объемом циркулирующей крови. Важность интерстициальной жидкости в регуляции функций организма только начинает изучаться. Так, к примеру, доказано, что интерстициальная жидкость участвует в местной доставке питательных веществ и удалении продуктов обмена. На сегодняшний день механическая роль интерстициальной жидкости была продемонстрирована в единичных исследованиях, в которых было показано, что усиление движения потока интерстициальной жидкости приводит к привлечению макрофагов in situ10. Макрофаги, привлеченные в область воздействия, оказывают выраженный противовоспалительный эффект и, кроме того, стимулируют фибробласты, усиливая их пролиферацию и синтез коллагена (рис. 1)10, 11. В результате происходит улучшение качества кожи. Макрофаги и фибробласты могут рассматриваться как содружественная клеточная система, функционирующая при повреждении и структурном восстановлении соединительной ткани12. Исходя из понимания патофизиологических механизмов формирования растяжек, используя прием по усилению движения интерстициальной жидкости, можно влиять на внешний вид растяжек.

                      В настоящее время одним из наиболее эффективных и безопасных способов воздействия на ткани, который способен генерировать волны внутримышечного давления амплитуды, эквивалентной таковым при умеренном сокращении мышц для модулирования привлечения макрофагов в очаг воздействия, а соответственно и повышения выработки нового коллагена фибробластами является процедура RSL-скульптурирование. Во время работы аппарата ткани в месте воздействия подвергаются кратковременной компрессии, которая чередуется с расслаблениями, в результате чего ускоряется движение интерстициальной жидкости. Положительный эффект после проведенных процедур в виде уменьшения степени выраженности растяжек связан не только с влиянием процедуры на скорость движения интерстициальной жидкости, но и со световым воздействием длины волны 650 нм, которое согласно данным многочисленных исследований приводит также к стимуляции фибробластов и увеличению выработки нового коллагена (рис. 2)13-15. Таким образом, вышеописанные механизмы потенциируют действие друг друга.

                      Рисунок 2. А. Увеличение количества коллагена в биоптате после лечения с применением LED-терапии, окраска гематоксилином и эозином.

                      Рисунок 2. Б. Трихромное окрашивание Массона на коллаген (х 200).

                      Изменения подкожно-жировой клетчатки при беременности

                      Согласно современным данным, беременность может рассматриваться в качестве пускового механизма развития в будущем метаболического синдрома (МС)16-18. В исследованиях последних лет было продемонстрировано, что в увеличении риска метаболических нарушений ведущую роль играет увеличение в объеме адипоцитов, и характер преимущественного распределения жировой ткани в висцеральной области, в том числе и у женщин с нормальной массой тела (рис. 4)19.

                      Как было показано в ходе исследования, проведенного Первых С. Л., процедура RSL-скульптурирование позволяет эффективно корректировать локальные жировые отложения. После проведенного курса из 10 процедур RSL-скульптурирование с интервалом 2–3 дня средний размер адипоцитов уменьшился почти в 2 раза (с 123.08 ± 13.60 до 67.14 ± 4.20, p < 0.05)20.

                      Вместе с увеличением размера адипоцитов у беременных на фоне гормональных перестроек, которые сохраняются некоторое время и после родов, отмечаются микроциркуляторные нарушения. Сначала происходит изменение капилляров, приводящее к повышению капиллярного давления и увеличению их проницаемости, транссудации и последующему отеку интерстиция. Жидкость начинает задерживаться в жировой ткани, усугубляя метаболические нарушения. При этом в интерстициальную ткань попадают высокомолекулярные протеины, которые стимулируют фибробласты к повышенной выработке коллагеновых волокон21. На фоне нарастания метаболических дисфункций гипоксия и ацидоз ведут к фиброзным изменениям соединительнотканных структур, что опять же усугубляет застойные явления22, 23. Возникает порочный патогенетический круг формирования целлюлита. Для эффективной коррекции целлюлита воздействие должно быть направлено на все звенья патогенеза. Доказано, что в зоне воздействия локальной вибрации и баротерапии происходит не только уменьшение в 2 раза среднего размера адипоцита, но и расширение сосудов, увеличивается приток крови, плотность васкулярного компонента (просвета сосудов микроциркуляторного русла) на единицу площади зоны увеличивается достоверно на 32,5 %, а просвет сосудов, соответственно, на 23,2 %, что свидетельствует не только об активации функциональной части микроциркуляторного русла, но и о стимуляции работы как коллатерального кровообращения, так и основного20. Циклическая механическая стимуляция кожи приводит к увеличению экспрессии определённых дермальноэпидермальных соединений (DEJ) и дермальных белков, в результате чего наступает эффект ремоделирования внеклеточной матрицы (ЭКМ, матрикса)24, 25. Таким образом, процедура, оказывая воздействие на разные звенья патогенеза целлюлита, приводит к значительному уменьшению степени его выраженности.

                      Изменения в области прямых мышц живота во время беременности

                      После беременности в области передней брюшной стенки может отмечаться истончение и расширение белой линии живота – диастаз прямых мышц живота (ДПМЖ). Первым этапом в патогенезе ДПМЖ развивается дисбаланс между факторами агрессии (повышение внутрибрюшного давления) и защиты (тонус, эластичность передней брюшной стенки). Когда факторы агрессии начинают преобладать, происходит миофасциальная деформация, в результате чего мышцы, работа которых в норме должна сочетаться, начинают противостоять друг другу, происходит их переход в биомеханически невыгодную позицию. Потеря функционально выгодного положения влечет за собой снижение тонуса мышц, вплоть до полной неспособности выполнения каркасной функции и атрофии. Следующим этапом является патологическое распределение нагрузки на мышцы спины, позвоночный столб, в результате развивается гипертонус разгибателя позвоночника, усугубляется поясничный лордоз. Как следствие, возможно появление болевого синдрома. При значительных диастазах развиваются функциональные ограничения: невозможность поднять тяжести, ограничение подвижности в поясничном отделе позвоночника, вынужденное положение из-за болевого синдрома. Соответственно, клиническая картина будет значительно варьировать в зависимости от тяжести миофасциальной деформации, начиная с незначительного косметического дискомфорта и заканчивая возможным снижением трудоспособности. При тяжелых формах – единственным методом лечения является операция26, 27. Общеизвестно, что вибрация представляет собой физический стрессор, который вызывает разнообразные нейровегетативные и соматические реакции. Доказано, что вибровоздействие со специально подобранной частотой и амплитудой позволяет увеличить силу отдельных групп мышц28-35. Поэтому при легких формах ДПМЖ, так как риск ущемления в диастазе отсутствует, коррекция мышечного тонуса возможна с помощью процедуры RSL-скульптурирование (рис. 1, 3).

                      Протокол проведения процедуры

                      Процедуру можно начинать проводить уже через месяц после естественных родов (рис. 3), прошедших без осложнений и через 2 месяца – после кесарева сечения или родов с осложнениями (рис. 4). Работа начинается с задней поверхности тела в последовательности – спина, верхние конечности, нижние конечности, выполняется сначала лимфодренаж и следом – глубокая проработка тканей. Затем пациент переворачивается на спину, и проводится обработка передней поверхности тела в последовательности – живот, верхние конечности, нижние конечности, аналогично выполняется сначала лимфодренажный этап и следом – глубокая проработка тканей. На этапе лимфодренажа используется частота вращения от 150 до 280 оборотов в минуту, на этапе глубокой проработки тканей – 200–450 оборотов в минуту. Уровень давления манипулы зависит от индивидуальной чувствительности пациента, глубины проработки и зоны воздействия. Так, на этапе проведения лимфодренажа, а также работе в зоне с высокой чувствительностью, там, где подкожно-жировая клетчатка выражена слабо, применяется минимальная сила давления (один сегмент пиктограммы заполнен желтым). При работе в зонах с мягкой подкожно-жировой клетчаткой средней выраженности, признаками целлюлита применяется средняя степень давления на манипулу (два сегмента пиктограммы заполнены желтым). Для глубокой интенсивной проработки в зонах, где расположены крупные мышцы, плотная подкожно-жировая клетчатка, признаки фиброзного целлюлита – применяется высокая степень давления (три сегмента пиктограммы заполнены желтым цветом). При использовании в работе сенсорной системы контроля давления повышается эффективность процедуры, правильно и безопасно распределяется нагрузка на тело пациента. Курс включает в среднем 10 процедур, которые желательно проводить с интервалом 2-3 дня. После проведения курса рекомендуется проводить поддерживающие процедуры (2 процедуры в месяц). Время одной процедуры – 75–90 минут.

                      Рисунок 3. RSL-скульптурирование с интервалом 2–3 дня, начатых через 1 месяц после естественных родов без осложнений.

                      Рисунок 4. RSL-скульптурирование с интервалом 2–3 дня, начатых через 3 месяца после естественных родов с осложнениями.

                      Выводы

                      Изменения, происходящие в организме женщины при беременности обусловлены гормональными, иммунными и метаболическими перестройками, они беспокоят женщин и служат причиной дистресса из-за того, что некоторые из них, а именно стрии, локальные жировые отложения, целлюлит и диастаз прямых мышц живота не исчезают после родов. Поэтому важно своевременно начинать их корректировать, чтобы уменьшить влияние их появления на психоэмоциональное самочувствие. Процедура RSL-скульптурирование позволяет работать одновременно со всеми вышеперечисленными изменениями со стороны кожи, подкожно-жировой клетчатки, соединительной и мышечной ткани безопасно в раннем послеродовом периоде, без риска негативного действия на организм матери и ребенка при условии сохранения грудного вскармливания, оказывает выраженное положительное влияние на психоэмоциональное состояние женщины36-38.

                      Список литературы:

                      1. Ud-Din S, McGeorge D, Bayat A. Topical management of striae distensae (stretch marks): prevention and therapy of striae rubrae and albae. J Eur Acad Dermatol Venereol. 2016 Feb;30(2):211-22. doi: 10.1111/jdv.13223. Epub 2015 Oct 20. PMID: 26486318; PMCID: PMC5057295.
                      2. Дворянкова Е.В., Ткаченко О.Ю., Сакания Л.Р., Корсунская И.М. Стрии: профилактика и топические методы коррекции. Эффективная фармакотерапия. 2023; 19 (6): 6–10. DOI 10.33978/2307-3586-2022-19-6-6-10.
                      3. Юшков Б.Г. Клетки иммунной системы и регуляция регенерации. Бюллетень сибирской медицины. 2017; 16 (4): 94–105.
                      4. Вертиева Екатерина Юрьевна, Олисова Ольга Юрьевна, Кочергин Николай Георгиевич, Пинсон Игорь Яковлевич Обзор патогенетических механизмов и методов коррекции рубцов // Российский журнал кожных и венерических болезней. 2015. №1.
                      5. Al-Himdani S, Ud-Din S, Gilmore S, Bayat A. Striae distensae: a comprehensive review and evidence-based evaluation of prophylaxis and treatment. Br J Dermatol. 2014 Mar;170(3):527-47. doi: 10.1111/bjd.12681. PMID: 24125059.
                      6. Дворянкова Е.В. СТРИИ У БЕРЕМЕННЫХ // МС. 2021. №13.
                      7. Ковалёва Людмила Николаевна Клинико-морфологические параллели у пациентов с рубцовой патологией кожи // ДВКС. 2016. №1-4.
                      8. БелоусовА.Е.Очеркипластическойхирургии.Том1. Рубцы и их коррекция. Санкт-Петербург,Командор-SPB, 2005.
                      9. «Дерматовенерология. Косметология» 2017, том 3, № 3, Качук Ю.В., 327-334.
                      10. Saitou K, Tokunaga M, Yoshino D, Sakitani N, Maekawa T, Ryu Y, Nagao M, Nakamoto H, Saito T, Kawanishi N, Suzuki K, Ogata T, Makuuchi M, Takashima A, Sawada K, Kawamura S, Nakazato K, Kouzaki K, Harada I, Ichihara Y, Sawada Y. Local cyclical compression modulates macrophage function in situ and alleviates immobilization-induced muscle atrophy. Clin Sci (Lond). 2018 Oct 12;132(19):2147-2161. doi: 10.1042/CS20180432. Erratum in: Clin Sci (Lond). 2019 Feb 5;133(3):407. PMID: 30209036.
                      11. Пауков В.С. // Архив патологии.- 1986.- № 3.- С. 30-38; Серов В.В., Шехтер А.Б. Соединительная ткань.- М., 1981. - С. 43-55.
                      12. Сарбаева Н.Н., Пономарева Ю.В., Милякова М.Н. Макрофаги: разнообразие фенотипов и функций, взаимодействие с чужеродными материалами // Гены и клетки. 2016. №1.
                      13. Em M, Chaves A Piancastelli CC effects of low-power light therapy on wound healing, pp 616–623; Martignago CCS, Tim CR, Assis L, Da Silva VR, Santos ECBD, Vieira FN, Parizotto NA, Liebano RE. Effects of red and near-infrared LED light therapy on full-thickness skin graft in rats. Lasers Med Sci. 2020 Feb;35(1):157-164.
                      14. YuW, Naim JO, Lanzafame RJ (1994) The effect of laser irradation on the release of bFGF from 3T3 fibroblasts. Photochem Photobiol 59:167–170.
                      15. Seung Yoon Lee , Ki-Ho Park, Jung-Woo Choi, Jung-Kyun Kwon, Doo Rak Lee, Mi Sun Shin, Jee Sung Lee, Chung Eui You, Mi Youn Park. A prospective, randomized, placebo-controlled, double-blinded, and split-face clinical study on LED phototherapy for skin rejuvenation: clinical, profilometric, histologic, ultrastructural, and biochemical evaluations and comparison of three different treatment settings. J Photochem Photobiol B. 2007 Jul 27;88(1):51-67.
                      16. Симаненков, В.И. Эпидемиология, социальные аспекты и патогенез ожирения / В.И. Симаненков, С.В. Тихонов, И.Г. Ильяшевич и др. // Вестник Сев.-Зап. гос. мед. ун-та им. И.И. Мечникова. – 2017. – Т. 9, No 1. – С. 21–27.
                      17. Dutton, H. Obesity in Pregnancy: Optimizing Outcomes for Mom and Baby / H. Dutton, S.J. Borengasser, L.M. Gaudet et al. // Med Clin North Am. – 2018. – Vol. 102, No 1. – Р. 87–106. DOI: 10.1016/j.mcna.2017.08.008.
                      18. Oh, Y.H. Visceral-to-subcutaneous fat ratio as a predictor of the multiple metabolic risk factors for subjects with normal waist cir- cumference in Korea / Y.H. Oh, J.H. Moon, H.J. Kim et al. // Diabetes Metab. Syndr. Obes. – 2017. – Vol. 10. – P. 505–511. DOI: 10.2147/DMSO.S15014.
                      19. Гончарова Е.В., Петунина В.В. Стрии как кожные проявления ожирения. Клиническая дерматология и венерология. 2013;11(1):95 97.
                      20. Pervykh S, Bychkova N. Effect of combined compression-vibration therapy using non-invasive Beautylizer Therapy Cosmospheres V on the subcutaneous tissue morphology in women with gynoid lipodystrophy (pilot study). J Cosmet Dermatol. 2022 Oct;21(10):4631-4636. doi: 10.1111/jocd.14874. Epub 2022 Mar 11. PMID: 35199449.
                      21. Зайчик, А.Ш. Основы общей патологии / А.Ш. Зайчик, Л.П. Чу-рилов. Т. 2 : Основы патохимии. – СПб. : ЭЛБИ–СПб, 2000. – С. 183–217.
                      22. Королькова, Т.Н. Старение человека в свете современных теорий / Т.Н. Королькова // Сборник статей НПО врачей-косметологов Санкт-Петербурга. – Вып. 2. – 2001. – С. 6–16.
                      23. Pilch W., Czerwińska-Ledwig O., Chitryniewicz-Rostek J., et al. The Impact of Vibration Therapy Interventions on Skin Condition and Skin Temperature Changes in Young Women with Lipodystrophy: A Pilot Study. Evid Based Complement Alternat Med 2019; 2019: 8436325.
                      24. Weidenhamer N. K., Tranquillo R. T. Influence of cyclic mechanical stretch and tissue constraints on cellular and collagen alignment in fibroblast-derived cell sheets. Tissue Eng. Part. C. Methods., 2013, 19. Р. 386–95.
                      25. Nakajima I., Muroya S., Tanabe R.-I., Chikuni K. Extracellular matrix developement during differentiation into adipocytes with a unique increase in type V and VI collagen. Biol. Cell., 2002, 94. Р. 197–203.
                      26. Жебровский В.В., Эльбашир Т.М. Хирургия грыж живота и эвентраций. Симферополь: Бизнес-Информ; 2002.
                      27. Parker MA, Millar LA, Dugan SA. Diastasis rectus abdominis and lumbo-pelvic pain and dysfunction-are they related? J Women’s Health Phys Ther. 2009;33(2):15-22).
                      28. Назаров В.Т. Оптимизация человека/В.Т.Назаров.–Рига:Институт стимуляции Наза- рова, 1997. – 187 с.
                      29. Rubin, C. Prevention of postmenopausal bone loss by a low-magnitude high-frequency me- chanical stimuli a clinical trial assessing compliance efficacy and safety /C. Rubin, R. Recker, D. Cullen, J. Ryaby, J. McCabe, K. McLeod //Department of Biomedical Engineering State University of New York, Stony Brook, New York, USA. clinton. rubin@sunysb. edu. 6/6/ 2005.
                      30. Ward, K. Low magnitude mechanical loading is osteogenic in children with disabling condi- tion /K. Ward, C. Alsop, J. Caulton, C. Rubin, J. Adams, Z. Mughal //Department of Paediatric Med- icine, Saint Marys Hospital for Women&Children, Manchester, United Kingdom. 6/6/2005.
                      31. Vella, C.A. Whole-body vibration training [Электронныйресурс] /C.A. Wella // IDEA Fit- ness J. – 2005. – Vol. 2, No 1. – Режим доступа: http://www. ideafit. com /fitness-library/whole-body- vibration-training.
                      32. Кручинский, Н.Г. Сочетанное влияние вибрационных нагрузок и цеолитсодержащей диетической добавки на специальную работоспособность и параметры гомеостаза квалифицированных гребцов / Н.Г. Кручинский, Л.М. Гунина, И В. Чикина // Украiнський журнал меди- цини, бiологii та спорту. – 2015. – No1(1). – С.246–250.
                      33. Полиевский, С.А. Стимуляция двигательной активности: монография / С.А. Полиев- ский. – М.: Физическая культура, 2006. – 256 с.
                      34. Полякова, Т.Д. Опыт применения биомеханической стимуляции в спортивной и реа- билитационной практике в Республике Беларусь / Т.Д. Полякова, Лазим Намир Ю. // ученые записки: сб. рец. науч. тр. / М-во спорта и туризмаРесп. Беларусь, Белорус. Гос. ун-т физ. Культуры; редкол.: М.Е. Кобринский (гл. ред.) [и др.]. – Минск, 2011. – Вып. 14. – С. 240–247.
                      35. Сагайдак, Д.И. Тренировка параметров периферического зрения многоплунжерным вибромеханическим стимулированием физиологически активных зон / Д.И. Сагайдак, Т.Д. Полякова, С.В. Шилько // Международная научно-практическая конференция по проблемам физической культуры и спорта государств-участников СНГ, Минск, 23-24 мая 2012 г.: в 4 ч. / М-во спорта и туризма Респ. Беларусь, БГУФК [и др.]; редкол.: Т.Д. Полякова (гл. ред.) [и др.]. – Минск: БГУФК, 2012. – Ч.3. – С. 369–373.
                      36. Зубкова С.М. Физиологические основы действия физических факторов. В кн.: Боголюбов В.М., ред. Физиотерапия и курортология. кн. 1. М.: БИНОМ; 2008: 143–61.
                      37. Улащик В.С. Физико-химические основы действия лечебных физических факторов на организм. В кн.: Боголюбов В.М., ред. Физиотерапия и курортология. кн. 1. М.: БИНОМ; 2008:1: 134–42.
                      38. Улащик В.С., Лукомский И.В. Общая физиотерапия. 2-е изд. Минск: Книжный Дом; 2005.
                      Мы всегда рады сотрудничеству
                      Адрес:

                      Г. Москва, Ленинградский пр-т., 36 стр 30, офис 95

                      Телефон: 8 (495) 646 08 53 Эл. почта: info@beautyliner.ru
                      Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
                      Принять